Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин


Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин



Приветствую Вас Гость | RSS [ · · · · ] БЫТ славян Макошь Дата: Среда, 08.06.2011, 10:43 | Сообщение # 46

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал


Щипцы.
Этот немудреный печной инструмент используют обычно в камине. Однако он не будет лишним и около русской печи. Из одной длинной полоски довольно легко сделать удобные надежные щипцы. Если длинную полоску найти не удалось, то ее можно заменить двумя короткими, предварительно соединив их с помощью заклепок . Полоску отжигают в печи докрасна и дают медленно остынуть. Отожженная сталь становится мягкой и пластичной настолько, что из нее не составляет большого труда выгнуть щипцы. Они станут более удобными и привлекательными, а также приобретут дополнительную жесткость, если полоску предварительно перекрутить вдоль оси несколько раз.

Перед началом скручивания один конец полоски зажимают в тисках и натрубку. Трубка необходима для того, чтобы полоска не гнулась во время скручивания. К тому же она обеспечивает равномерное распределение нагрузки, благодаря чему винтовая форма выходит с четким и равномерным шагом. Скручивают полоску воротком, надетым на ее свободный конец. Этот оригинальный способ декорирования, который специалисты называют торсированием, кузнецы довольно часто использовали при отделке печного инструмента, особенно предназначен­ного для каминов. Выполнив торсирование, полоску сгибают, придав щипцам задуманную форму. Затем щипцы вновь раскаляют и опускают в машинное масло. Благодаря этой операции металлу возвращается прежняя упругость, а поверхность щипцов окрашивается в черный цвет.


Печные мехи.
Иногда в печь попадают сырые дрова, и тогда разжечь их бывает не так-то просто. Просовывать голову в печь и раздувать пламя губами не совсем удобно. Некоторые умельцы мас­терили на такой случай мехи наподобие каминных. Когда дрова плохо разгораются, подобные мехи могут выручить предусмотрительных хозяев. Если русская печь постоянно совершенствуется, то почему не должны совершенствоваться и становиться более разнообразными инструменты, обслуживающие ее. Изготовить хотя бы самые простые мехи вполне можно своими руками. Обычные мехи состоят из трубки, или сопла , колодки , гармошки и двух клиновидных деревянных планок с рукоятками на концах . Трубка жестко соединена с колодкой, к которой на шарнирах крепятся клиновидные планки. Между ними прибита кожаная гармошка. В одной из планок сделан клапан, через который в мехи поступает воздух .

Клапан — это круглое отверстие, прикрытое с внутренней стороны небольшим язычком из кожи или резины, прибитым к планке мелкими гвоздиками. Чтобы кожа сильно не отклонялась от напора воздуха, сверху прибивают ограничивающий ремешок. Такой же клапан укрепляется в деревянной колодке. Когда гармошка раздвигается, кусок кожи отклоняется от плоскости планки и пропускает воздух внутрь мехов. При этом клапан, укрепленный в колодке, закрывается. При сжатии гармошки кусок кожи плотно прижимается к планке и закрывает отверстие, не давая воздуху выйти через него. Воздух, наполнивший мехи, вынужден выйти через клапан в колодке, который под его напором открывается, а затем воздух выходит наружу через сопло.

Используя вместо кожаной гармошки резиновую грушу, можно сравнительно легко сделать небольшие мехи, которые во время работы можно держать в одной руке. Грушу, имеющую клапан, вставляют в металлическую трубку. Клиновидные планки соединяют друг с другом на шарнирах или с помощью петель. На трубку набивают с одного конца ограничительную шайбу. В планках вырезают сферические углубления, соответствующие размерам и формам груши. Чтобы планки плотно прилегали к груше, в каждую из них вбивают по скобе, к которой привязывают ограничительную бечевку или прикрепляют цепочку. На концах планок вырезают рукоятки. Готовые мехи на всякий случай постоянно держат при печи на видном месте.

Поэтому, чтобы они не портили интерьера, каждый мастер украшает планки как может: плоскорельефной резьбой, выжиганием, чеканными и просечными накладками из листового металла. Для чеканки можно использовать кровельную сталь и даже жесть от консервных банок. Чеканный рельеф набивают на дерево мелкими гвоздиками. Особенно выразительно смотрятся чеканные узоры на фоне темного тонированного дерева.
Автор – Геннадий Федотов

http://green-dom.info/?p=2112#more-2112

  Макошь Дата: Понедельник, 19.09.2011, 22:09 | Сообщение # 47

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

Лыковое мочало


Многие народные куклы делаются на основе мочала. Говорят, продаются иногда в строительных кисти малярные большие из мочала, но я не видела ни разу. Самим мочало делать - липу жалко, только если повезёт упавшую найти, но пока не попадаются.

Лыко не только для кукол хорошо, оно ведь и мочалка настоящая, для бани и не только.

Лыковые мочалки сделаны из внутреннего слоя коры липы, расщепленного и специально обработанного. Липовое лыко после распаривания становится мягким и помогает прекрасно очистить кожу, это объясняется тем, что вся поверхность лыка покрыта мельчайшими ворсинками.

Толщина ворсинок соизмерима с величиной человеческих пор, поэтому, когда мы моемся лыковым мочалом, оно не только скребет и массирует, но и прочищает поры. К тому же волокна во время мытья выделяют фитонциды, которые, как известно, - лучшее оружие против микробов. Такая мочалка и чистоту обеспечит, и кожу не повредит, и еще от простудных заболеваний поможет защититься.

Мочало - обязательный атрибут русской бани. Снимает статическое электричество, улучшает регенерацию кожного покрова. При употреблении мочало сначала нужно запарить кипятком на 10 минут, затем обдать студёной водой и намылить.

Традиция делать мочало из лыка пришла к нам из глубины веков. Лыковое мочало использовали не только для мытья, оно всегда служило великолепным дополнением к банному венику в качестве инструмента для массажа.

Когда-то липа обувала почти всю Русь. Из лубяных волокон липовой коры плели лапти, ступни, бахилы, сапоги и босовики. Одну обувь надевали при дальних переходах, другую во время промысловой охоты и рыбной ловли, третью просто применяли как домашнюю обувь, подобную современным шлепанцам. Для русского человека плетеная лыковая обувь была так же тради-ционна, как для крестьянина Западной Европы деревянные башмаки.

Лыко для плетения обуви снимали с деревьев не старше десятилетнего возраста. Проведя ножом на стволе продольные надрезы, заготовщики снимали с каждого дерева четыре узкие ленты. После удаления верхней корочки лыковые ленты размачивали и приступали к плетению.

Древесина липы пахнет своеобразно, запах этот стоек и сохраняется долгие годы. Приятно пахнет мочалом и, может быть, немного липовым цветом.


Всем известна считалочка про «зайца белого», который драл в лесу лыко и клал его под колоду. На самом деле заяц лыка не заготавливает, а просто-напросто лакомится сладкой и сочной корой.

А вот белки, вороны и грачи — те действительно заготавливают лыко. Дерут они его с засохших ветвей, не причиняя дереву никакого вреда. Сухая корка, покрывающая лубяные волокна, осыпается, а гибкие мягкие волокна остаются. Ими-то и устилают белки и птицы свои гнезда.

Прочные лубяные волокна старых и молодых лип находили самое разнообразное применение в хозяйственной деятельности человека. Для мочального промысла снимали кору с больших деревьев. На стволе с двух сторон делали продольные разрезы. Затем деревянным клином отделяли от ствола два желоба-полуцилиндра. Снятую таким образом кору называли лубом. Высушенный луб применялся как кровельный материал для хозяйственных построек, из него же мастерили простейшую посуду под сухие продукты. Но основная часть луба шла на выделку мочала, применение которого было самое разнообразное. Чтобы получить мочало, луб вымачивали в мочилах — канавах, вырытых в лесу около ручья или озера. Заготовленный весной или в начале лета луб загружали в канавы-мочила. Хорошо вымоченный луб развешивали сушить, а зимой привозили в деревню и пускали в дело.

Связанные в пучок вымоченные лубяные волокна мгновенно превращались в банную мочалку, хорошо знакомую и современному человеку. Вязали из мочала кисти-помазки для побелки печей, делали щетки и ерши для мытья посуды, вили довольно прочные веревки и даже нитки для рыбацких сетей.

Археологические раскопки подтверждают, что рыбацкие сети плели из мочала еще в эпоху неолита. О прочности веревок из мочала можно судить хотя бы по тому факту, что из них делали упряжь и путы для лошадей. На простейших деревянных станках деревенские мастера ткали рогожи, из которых шили кули, накидки для лошадей и многое другое. Древние германцы плели из мочала одежду — в основном плащи и пояса. В России в прошлом веке рязанские фонарщики делали дождевые плащи из лыковых мешков. Один угол куля-мешка вставляли в другой — и плащ готов. В старое время мочало широко использовали столяры как набивочный материал для мягкой мебели.

Мочало применяли и для лощения деревянной мебели. Причем применяли его так широко, что сам процесс лощения стали называть лублением.

Масло, икра и виноградный сок хорошо сохраняются в липовой таре. На Кавказе из липы долбили огромные чаны для выдавливания виноградного сока и маслобойки. В современном бондарном производстве из липовых клепок делают посуду, предназначенную для хранения и перевозки зернистой икры.

http://www.hnh.ru/health/2011-03-19-1

  Макошь Дата: Четверг, 29.09.2011, 23:13 | Сообщение # 48

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

Горчица вместо Fairy. А вы знали, что горчицей можно мыть посуду?


Не так давно на Руси использовали этот забытый в наше время способ мытья посуды.

Горчицей можно отмыть жир с посуды. Это абсолютно безопасно для здоровья в отличии от моющих средств, остатки которых остаются на посуде. Плюс это экологично для нашей планеты, так как в отходы не идет мыльная вода…

Можно купить порошок горчицы на рынке или в магазине, посыпать на тарелку (на жирные места), брызнуть воды (несколько капель), размазать порошок, смыть. При этом, полученная вода не только не вредит Земле и вашему здоровью, но и может использоваться как удобрение и как средство от вредителей растений.

Горчичный порошок используют как великолепное экологически чистое средство для мытья и чистки посуды удаления жирных пятен, стирки изделий из шерсти и шелка.

Это также замечательное средство уничтожения вредителей сада и огорода. Горчичный порошок имеет бактерицидные свойства, он действует обеззараживающе на возбудителей некоторых болезней растений.

Раньше горчичный порошок использовался для мытья посуды в столовых. Что заставило принять химические нововведения? Мода? Неколебимая вера в научно-технический прогресс?

Многие «новинки современности» можно заменить натуральными веществами, более полезными и безопасными для всего живого. Потребляйте осознанно!

http://meditation-portal.com/gorchic....-posudu

  лесник Дата: Среда, 01.02.2012, 10:35 | Сообщение # 49

Просветитель

Группа: Пользователи

Сообщений: 226

Статус: Убежал

К истории лаптей на Руси.

В начале XX века Россию еще нередко называли страной «лапотной», вкладывая в это понятие оттенок примитива и отсталости. Лапти, ставшие своего рода символом, вошедшим во множество пословиц и поговорок, традиционно считали обувью беднейшей части населения. И неслучайно. Вся русская деревня, за исключением Сибири и казачьих районов, круглый год ходила в лаптях. Казалось бы, что сложного несёт в себе тема история лаптя? А между тем даже точное время появления лаптей в жизни наших далеких предков неизвестно по сей день.

Принято считать, что лапти – один из самых древних видов обуви. Во всяком случае, костяные кочедыки – крючки для плетения лаптей – археологи находят даже на неолитических стоянках. Не дает ли это основание предполагать, что уже в каменном веке люди, возможно, плели обувь из растительных волокон?

Широкое распространение плетеной обуви породило невероятное разнообразие ее сортов и фасонов, зависящих, прежде всего, от сырья, использованного в работе. А плели лапти из коры и подкорья многих лиственных деревьев: липы, березы, вяза, дуба, ракиты и т.д. В зависимости от материала и плетеная обувь называлась по-разному: берестяники, вязовики, дубовики, ракитники … Самыми прочными и мягкими в этом ряду считались лыковые лапти, изготовленные из липового лыка, а самыми плохими – ивовые коверзни и мочалыжники, которые делали из мочала.

Нередко лапти именовали по числу лыковых полос, использованных в плетении: пятерик, шестерик, семерик. В семь лык обычно плели зимние лапти, хотя бывали экземпляры, где количество лык доходило до двенадцати. Для прочности, тепла и красоты лапти проплетали вторично, для чего, как правило, в ход шли пеньковые веревки. С этой же целью иногда пришивали кожаную подметку (подковырку). Для праздничного выхода предназначались писаные вязовые лапти из тонкого лыка с черными шерстяными (а не пеньковыми) оборами (то есть тесьмой, закрепляющей на ногах лапти) или вязовые красноватые семерики. Для осенних и весенних работ во дворе более удобными считали высокие плетеные ступни, вовсе не имевшие обор.

Обувь плели не только из древесной коры, в дело шли и тонкие корни, а потому и сплетенные из них лапти прозывались коренниками. Модели, изготавливаемые из полосок ткани и суконных покромок, называлиплетешками. Лапти делали и из пеньковой веревки – курпы, или крутцы, и даже из конского волоса –волосянники. Такую обувь чаще носили дома или ходили в ней в жаркую погоду.

Венецианов А. Г. Мальчик, надевающий лапти

Техника плетения лаптей была тоже очень разнообразной. К примеру, великорусские лапти, в отличие от белорусских и украинских, имели косое плетение – «косую решетку», тогда как в западных районах бытовал более консервативный тип – прямое плетение, или «прямая решетка». Если на Украине и в Белоруссии лапти начинали плести с носка, то русские крестьяне делали заплетку с задника. Так что о месте появления той или иной плетеной обуви можно судить по форме и материалу, из которого она изготовлена. Например, для московских моделей, плетенных из лыка, характерны высокие борта и округлые головки (то есть носки). Северный, или новгородский, тип чаще делали из бересты с треугольными носками и сравнительно низкими бортами. Мордовские лапти, распространенные в Нижегородской и Пензенской губерниях, плели из вязового лыка. Головки этих моделей имели обычно трапециевидную форму.

Редко кто в крестьянской среде не умел плести лапти. Сохранилось описание этого промысла в Симбирской губернии, где лыкодеры отправлялись в лес целыми артелями. За десятину липового леса, арендованного у помещика, они платили до ста рублей. Снимали лыко специальным деревянным пырком, оставляя совершенно голый ствол. Лучшим считалось лыко, добытое весной, когда на липе начинали распускаться первые листочки, поэтому чаще всего такая операция губила дерево (отсюда, видимо, и известное выражение «ободрать как липку»).

Тщательно снятые лыки затем завязывали по сотням в пучки и хранили в сенях или на чердаке. Перед плетением лаптей лыко в течение суток обязательно отмачивали в теплой воде. Затем кору соскабливали, оставляя луб. Из воза лык – от 40 до 60 пучков по 50 трубочек в каждом – получалось приблизительно 300 пар лаптей. О скорости плетения лаптей различные источники говорят по-разному: от двух до десяти пар в день.

Для плетения лаптя нужна была деревянная колодка и, как уже говорилось, костяной или железный крючок – кочедык. Особого навыка требовало плетение запятника, где сводились все лыки. Связать петли старались так, чтобы после продержки обор, они не кривили лаптя и не трудили ноги на одну сторону. Есть легенда, что сам Петр I учился плести лапти и что сплетенный им образец хранился среди его вещей в Эрмитаже еще в начале прошлого (XX) столетия.

Сапоги, отличавшиеся от лаптей удобством, красотой и прочностью, для большинства крепостных крестьян были недоступны. Вот и обходились лаптями. О недолговечности плетеной обуви свидетельствует поговорка: «В дорогу идти, пятеры лапти сплести». Зимой мужик носил одни лапти не более десяти дней, а летом в рабочую пору стаптывал их в четыре дня.

Жизнь крестьян-лапотников описана многими русскими классиками. В рассказе «Хорь и Калиныч» И.С. Тургенев противопоставляет орловскому мужику калужского оброчного крестьянина: «Орловский мужик невелик ростом, сутуловат, угрюм, глядит исподлобья, живет в дрянных осиновых избенках, ходит на барщину, торговлей не занимается, ест плохо, носит лапти; калужский оброчный мужик обитает в просторных сосновых избах, высок ростом, глядит смело и весело, торгует маслом и дегтем и по праздникам ходит в сапогах».

Как видим, даже для зажиточного крестьянина сапоги оставались роскошью, их надевали лишь по праздникам. Своеобразный знаковый смысл кожаной обуви для крестьянина подчеркивает и другой наш писатель, Д.Н. Мамин-Сибиряк: «Сапоги для мужика самый соблазнительный предмет… Никакая другая часть мужицкого костюма не пользуется такой симпатией, как именно сапог». А между тем кожаная обувь ценилась не дешево. В 1838 году на Нижегородской ярмарке пару хороших лыковых лаптей можно было купить за три копейки, тогда как самые грубые крестьянские сапоги стоили в ту пору не менее пяти-шести рублей. Для крестьянина-земледельца это большие деньги, чтобы собрать их, нужно было продать четверть ржи, а в иных местах и более (одна четверть равнялась почти 210 литрам сыпучих веществ).

Еще во время Гражданской войны (1918-1920) в лаптях ходила бoльшая часть Красной армии. Их заготовкой занималась чрезвычайная комиссия (ЧЕКВАЛАП), снабжавшая солдат валяной обувью и лаптями.

В письменных источниках слово «лапоть», а точнее, производное от него – «лапотник» впервые встречается в «Повести временных лет» (в Лаврентьевской летописи): «В лето 6493 (985 год.), иде Володимеръ на Болгары съ Добрынею съ уемъ своимъ въ ладьях, а Торки берегомъ приведе на конихъ, и победи Болгары. Рече Добрыня Володимеру: съглядахъ колодникъ оже вси въ сапозехъ, сим дани нам не даяти, поидем искать лапотников. И сотвори Володимеръ с Болгары миръ …» В другом письменном источнике эпохи Древней Руси, «Слове Даниила Заточника», термин «лыченица» как название вида плетеной обуви противопоставляется сапогу: «Лучше бы ми нога своя видети в лыченицы в дому твоемъ, нежели в червлене сапозе в боярском дворе».

Историки, однако, знают, что названия вещей, известных по письменным источникам, не всегда совпадают с теми предметами, которые соответствуют этим терминам сегодня. К примеру, «сарафаном» в XVI веке называли верхнюю мужскую одежду в виде кафтана, а «ширинкой» именовали богато вышитый шейный платок.

Интересную статью по истории лаптя опубликовал современный петербургский археолог А.В. Курбатов, который предлагает рассматривать историю лаптя не с точки зрения филолога, а с позиций историка материальной культуры. Ссылаясь на накопленные за последнее время археологические материалы и расширившуюся лингвистическую базу, он пересматривает выводы, высказанные финским исследователем прошлого века И.С. Вахросом в очень интересной монографии «Наименование обуви в русском языке».

В частности, Курбатов пытается доказать, что плетеная обувь начала распространяться в России не ранее XVI века. Более того, мнение об изначальном преобладании лаптей среди сельских жителей он относит к мифологизации истории, как, впрочем, и социальное объяснение этого явления следствием чрезвычайной бедности крестьянства. Эти представления сложились, по мнению автора статьи, в среде образованной части российского общества лишь в XVIII веке.

И действительно, в опубликованных материалах, посвященных широкомасштабным археологическим исследованиям в Новгороде, Старой Ладоге, Полоцке и других русских городах, где был зафиксирован культурный слой, синхронный «Повести временных лет», не обнаружено следов плетеной обуви. А как же найденные при раскопках костяные кочедыки? Они могли, по мнению автора статьи, использоваться для иных целей – для плетения берестяных коробов или рыболовных сетей. В городских слоях, подчеркивает исследователь, лапти появляются не ранее рубежа XV-XVI веков.

Следующий довод автора: изображения обутых в лапти нет ни на иконах, ни на фресках, ни в миниатюрах лицевого свода. Самая ранняя миниатюра, где показан обутый в лапти крестьянин,– сцена пахоты из «Жития Сергия Радонежского», но оно датируется началом XVI века. К этому же времени относятся сведения писцовых книг, где впервые упоминаются «лапотники», то есть ремесленники, занятые изготовлением лаптей на продажу. В трудах иностранных авторов, посещавших Россию, первое упоминание о лыковой обуви, относящееся к середине XVII столетия, А. Курбатов находит у некоего Николааса Витсена.

Нельзя не сказать и об оригинальной, на мой взгляд, трактовке, которую дает Курбатов раннесредневековым письменным источникам, где впервые речь идет о лаптях. Это, например, приведенный выше отрывок из «Повести временных лет», где Добрыня дает Владимиру совет «поискать лапотников». А.В. Курбатов объясняет его не бедностью лапотников, противопоставленных богатым пленникам-болгарам, обутым в сапоги, а видит в этом намек на кочевников. Ведь собирать дань с оседлых жителей (лапотников) легче, чем гоняться по степи за ордами кочующих племен (сапоги – обувь, наиболее приспособленная для верховой езды, активно использовалась кочевниками). В этом случае слово «лапотник», то есть обутый в «лапоть», упоминаемый Добрыней, возможно, означает какой-то особый вид низкой обуви, но не сплетенный из растительных волокон, а кожаный. Поэтому утверждение о бедности древних лапотников, которые в действительности ходили в кожаной обуви, по мнению Курбатова, беспочвенно.

Праздник лаптя в г. Суздале

Все сказанное еще и еще раз подтверждает сложность и неоднозначность оценки средневековой материальной культуры с позиций нашего времени. Повторяю: зачастую мы не знаем, что означают термины, встречающиеся в письменных источниках, а вместе с тем нам не известно назначение и название многих предметов, найденных при раскопках. Однако с изложенными археологом Курбатовым выводами, на мой взгляд, можно спорить, отстаивая ту точку зрения, что лапоть значительно более древнее изобретение человека.

Итак, единичные находки плетеной обуви при раскопках древнерусских городов археологи традиционно объясняют тем, что лапти – прежде всего, атрибут деревенской жизни, тогда как горожане предпочитали носить кожаную обувь, остатки которой в огромных количествах встречаются в культурном слое при раскопках. И тем не менее анализ нескольких археологических отчетов и публикаций, по-моему, не дает основания считать, что плетеной обуви не существовало ранее конца XV – начала XVI века. Почему? А дело в том, что публикации (и даже отчеты) далеко не всегда отражают весь спектр обнаруженного археологами массового материала. Вполне возможно, что в публикациях ничего не говорилось о плохо сохранившихся обрывках лаптей либо их представили как-то иначе.

Для однозначного ответа на вопрос, носили ли в России лапти ранее XV века, необходимо внимательно просмотреть описи находок, проверить датировку слоя и т.д. Ведь известно, что существуют публикации, оставшиеся незамеченными, в которых упоминаются остатки плетеной обуви из раннесредневековых напластований Лядинского могильника (Мордовия) и Вятических курганов (Подмосковье). Лапти обнаруживали и в домонгольских напластованиях Смоленска. Сведения об этом, возможно, удастся обнаружить и в других отчетах.

Если бы лапти действительно получили широкое распространение только в позднем Средневековье, то в XVI-XVII веках они встречались бы повсеместно. Однако в городах фрагменты плетеной обуви этого времени обнаруживаются при раскопках весьма редко, в то время как детали кожаной обуви исчисляются десятками тысяч.

Теперь об информативности, которую несет средневековый иллюстративный материал – иконы, фрески, миниатюры. Нельзя не учитывать, что ее сильно снижает условность изображений, далеких от реальной жизни. Да и длиннополые одежды часто скрывают ноги изображенных персонажей. Неслучайно историк А.В. Арциховский, изучивший более десяти тысяч миниатюр Лицевого свода и обобщивший результаты своих исследований в солидной монографии «Древнерусские миниатюры как исторический источник», вовсе не касается обуви.

Почему нет необходимой информации в письменных документах? Прежде всего, из-за скудости и отрывочности самих источников, в которых меньше всего внимания уделяется описанию костюма, тем более одежды простолюдина. Появление же на страницах писцовых книг XVI века упоминаний о ремесленниках, специально занимавшихся плетением обуви, отнюдь не исключает того факта, что лапти еще раньше плели сами крестьяне.

Ватрушки "Русские лапти"

А.В. Курбатов словно не замечает упоминавшегося выше фрагмента из «Слова Даниила Заточника», где впервые встречается слово "лыченица ", противопоставленное «червленым сапозем». Никак не объясняется и летописное свидетельство 1205 года, где говорится о дани в виде лыка, взятой русскими князьями после победы над Литвой и Ятвягами. Комментарий Курбатова к отрывку из «Повести временных лет», где побежденные болгары представлены неуловимыми кочевниками, хотя и интересен, но тоже вызывает вопросы. Нельзя считать кочевой империей булгарское государство конца Х века, объединившее многие племена Среднего Поволжья. Здесь уже господствовали феодальные отношения, процветали огромные города – Болгар, Сувар, Биляр, богатевшие на транзитной торговле. К тому же поход на Болгар в 985 году был не первым (упоминание о первом походе относится к 977 году), поэтому Владимир уже имел представление о противнике и вряд ли нуждался в объяснениях Добрыни.

И наконец, по поводу заметок западноевропейских путешественников, побывавших в России. Они появляются лишь в конце XV века, поэтому более ранних свидетельств в источниках этой категории просто не существует. Более того, в записках иностранцев основное внимание уделялось политическим событиям. Диковинная же, с точки зрения европейца, одежда россиян их почти не занимала.

Особенный интерес представляет книга известного немецкого дипломата барона Сигизмунда Герберштей на, посетившего Москву в 1517 году в качестве посла императора Максимилиана I. В его записках есть гравюра, изображающая сцену езды в санях, на которой отчетливо видны обутые в лапти лыжники, сопровождающие сани. Во всяком случае, в своих записках Герберштейн отмечает, что на лыжах ходили во многих местах России. Четкое изображение крестьян, обутых в лапти, есть и в книге «Путешествие в Московию» А. Олеария, дважды побывавшего в Москве в 30-х годах XVII века. Правда, в тексте книги сами лапти не упоминаются.

У этнографов также нет однозначного мнения о времени распространения плетеной обуви и ее роли в жизни крестьянского населения раннего Средневековья. Одни исследователи подвергают сомнению древность лаптей, считая, что прежде крестьяне ходили в кожаной обуви. Другие ссылаются на обычаи и поверья, говорящие как раз о глубокой древности лаптей, например, указывают на их обрядовое значение в тех местах, где плетеная обувь давно предана забвению. В частности, уже упоминавшийся финский исследователь И.С. Вахрос ссылается на описание похорон в среде уральских старообрядцев-кержаков, не носивших плетеной обуви, но хоронивших покойника обутым в лапти.


Суммируя изложенное, отметим: трудно поверить, что широко распространенные в раннем Средневековье лыко и кочедыки использовались лишь для плетения коробов и сетей. Уверен, обувь, изготовленная из растительного волокна, была традиционной частью восточнославянского костюма и хорошо знакома не только русским, но и полякам, и чехам, и немцам.

Казалось бы, вопрос о дате и характере распространения плетеной обуви - весьма частный момент нашей истории. Однако в данном случае он затрагивает масштабную проблему различия города и деревни. В свое время историки отмечали, что довольно тесная связь города и сельской округи, отсутствие существенного правового различия между "черным" населением городской слободы и крестьянами не позволяют провести резкой границы между ними. Тем не менее результаты раскопок свидетельствуют, что в городах лапти встречаются крайне редко. Это и понятно. Обувь, сплетенная из лыка, бересты или других растительных волокон, больше подходила для крестьянского быта и труда, а город, как известно, жил в основном ремеслом и торговлей.

Редичев С. «Наука и жизнь» № 3, 2007 г.

ПОЗНАЙ СЕБЯ! ВЗГЛЯНИ НА МИР ГЛАЗАМИ БОГА! ОН ВИДЕТ МИР НЕ ТАК КАК ТЫ! ТЫ ГОВОРИШЬ - МОГУ НЕ МНОГО! ОН ГОВОРИТ - ВСЕ МОЖЕШЬ ТЫ!   лесник Дата: Среда, 01.02.2012, 12:28 | Сообщение # 50

Просветитель

Группа: Пользователи

Сообщений: 226

Статус: Убежал

История русских варежек.

Русское слово «варежка» происходит от словосочетания «варяжская рукавица», возможно, это говорит о том, что этот предмет одежды был заимствован у Варяг. Варягами на Руси называли выходцев из скандинавских стран....

Статья полностью - http://cosmoforum.ucoz.ru/forum/5-307-22331-16-1323162115

ПОЗНАЙ СЕБЯ! ВЗГЛЯНИ НА МИР ГЛАЗАМИ БОГА! ОН ВИДЕТ МИР НЕ ТАК КАК ТЫ! ТЫ ГОВОРИШЬ - МОГУ НЕ МНОГО! ОН ГОВОРИТ - ВСЕ МОЖЕШЬ ТЫ!   L@d@ Дата: Воскресенье, 27.05.2012, 13:38 | Сообщение # 51

Заглядывающий

Группа: Пользователи

Сообщений: 1

Статус: Убежал

Каша-пища наша

«Щи да каша – пища наша». -
Недаром так в народе говорят
Кашу с удовольствием русские люди едят.
Вкусна, сытна, полезна,
Помогает от болезней,
Силы придает, к здоровью ведет.
Особенно нужна для детей.
Готовится без затей,
Но помогает быстро расти.
И здоровый дух в здоровом теле обрести.

Как появилась каша на нашем столе? Кто из нас хоть раз в жизни каши не попробовал? Праматерью хлеба величают ее в народе. Рассказывают, что варил как-то древний кулинар кашу и ненаро­ком насыпал крупы больше, чем положено. Ошиб­ка обернулась лепешкой. Люди, как следует, отру­гали нерадивого кашевара, все-таки попробовали новое блюдо, и, как видно, оно им понравилось. Так, согласно народной присказке, из каши по­явился на свет хлеб. Отсюда и русская пословица: «Каша — мать наша».

На Руси каша испокон веков занимала важней­шее место на столе русского народа, она явля­лась основным блюдом, как богатых, так и бед­ных людей.

У русичей существовал обычай при заключении мирного договора вместе с врагами готовить кашу, после чего съедать ее в знак примирения. Кстати, отсюда и пошла поговорка «С ним каши не сваришь» (если не получалось договориться с врагом).

Без каши не обходились на Руси рождественс­кие праздники, крестины, родины, похороны и многие другие события в жизни народа.

С детства нам знакома добрая Сорока - белобока, которая кашу варила и малых деток кормила.

1.Эта каша витаминов полна,
Хоть на вид она черна.
Гречневая
Одна старинная русская песня рассказывает...

У одного царя родилась дочь красы неописуе­мой. Долго думал царь, как назвать дочь и ре­шил: выйду на перекресток и у первой встречной путницы спрошу имя. Так и назову свою дочь. Сказано сделано. Незнакомка назвалась Крупеничкой. И царская дочь тоже получила имя Крупеничка.
Когда она выросла, напали на страну враги и увезли красавицу в плен. Только умерла она на чужбине от тоски по родному краю и, обернув­шись зернышком, возвратилась домой. Подружки закопали Крупеничку в родную землю. С тех мор, что ни год, на этом месте вырастал белый цветок на красном стебельке, который рождал зернышки темные, как волосы девушки.
В память о красавице народ назвал зерна «крупеничкой». А еще у зернышек было имя «черный рис». И, наконец, прозвали темные зернышки «греческой травой», а короче «гречихой». И вовсе не потому, что это растение родом из Гре­ции. Точно известно, что родом она с юга. А про все южное в те времена говорили — «греческое».

Круиеничку не забыли на родной земле. Каждый год 26 июня — крестьяне в деревне угощали друг друга и гостей гречневой кашей, и с песней про Крупеничку отправлялись в поле сеять гречиху в надежде, что разбуженная песней девушка помо­жет им вырастить добрый урожай черного зерна.

2.Ее любят маленькие дети,
Сама вкусная на свете .

[color=blue]

Прикрепления: 9315400.jpg(75Kb)


L@d@

Сообщение отредактировал L@d@ - Воскресенье, 27.05.2012, 13:42

  Макошь Дата: Четверг, 12.07.2012, 10:22 | Сообщение # 52

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

Первый блин комом


Удивительное дело, но всем известная поговорка "первый блин комом" изначально никакого отношения к комкам не имела.

Да и сами подумайте – в старину на Руси блины пекли в печи, не переворачивая, чему ж там скомкаться? А ведь когда что-то не получается с первого раза, мы частенько говорим, мол, "первый блин комом". На самом же деле, звучит это выражение немного по-другому, причём это «немного» - всего в одну букву - меняет весь смысл!

Та присказка, что дошла до нас является лишь частью пословицы, причём искажённой, а полностью она звучит так: «Первый блин комам, блин второй — знакомым, третий блин — дальней родне, а четвертый — мне». Именно так – «комам», через «а». Кто такие эти комы, спросите вы, и почему это они трескают наши блины, да ещё в первую очередь!?

А это братья наши меньшие, бурые да косолапые, они же медведи, которых в старину на наши предки комами называли, и даже наш любимый праздник Масленица, который имеет языческие корни, некогда назывался Комоедицей. Но давайте по-порядку. .


В старину культ медведя существовал у многих народов. Медведя и у древних славян, и у кельтов, и у скифов почитали как Повелителя леса, а у славян культ Медведя воплотился в такое древнее божество, как Велес. Кстати правильнее называть культ Бурого, ведь Мед-ведь, (ведающий, где мед) это ничто иное, как почтительное иносказание. Настоящее имя произносить вслух было нельзя, дабы не призвать невзначай.

А может исконное имя этого зверя содержится в названии медвежьего дома: “логово бера” – берлога. “Ком”, вероятно, тоже иносказательное: из-за кажущейся неуклюжести медведь действительно похож на большой шерстяной комок. Культ Бурого развивался наряду с народным хозяйством. Человек из охотника постепенно превратился в скотовода - и медведь становится "скотьим богом", и медвежья лапа становится самым верным оберегом дома и хлева.

В мифологических представлениях мы видим медведя, выступающего как божество, он - основатель традиции, предок и родоначальник, тотем, дух-охранитель и дух-целитель, хозяин нижнего мира и элемент астрального кода, а так же воплощение души и помощник шамана. Также медведя почитают как предка людей, их старшего родственника. Медведь был общеплеменным культом у индейцев. Он считался символом смелости, силы, стойкости и выносливости; но также ярости, жестокости и лени. А вот в мистической литературе медведь выступает символом гиперсексуальности. В иконографии медведь - символ укротившей себя плоти. Медведица, вылизывающая медвежонка и тем самым словно придающая ему окончательную форму, является символом искусства, формирующего и гарантирующего костную природу.

Так всё же почему медведям - первый блин? У многих народов, и у славян в том числе, существовал обычай первые блины отдавать комам, так по-древнеславянски называли медведей. Ведь наши предки почитали праздник Комоедица, который посвящали пробуждению медведей, коих они считали прародителями людей. Первые выпеченные хозяйкой блины, относились к берлоге медведей, которые как раз просыпались от зимней спячки и были жутко голодными.


Со временем пословица претерпела изменение. В уже христианской Руси блин комАм становится комОм. Первый блин, который выпекался на Масляной неделе, по обычаю отдавали за упокой души. И когда человек вспоминал о своих умерших родителях или других родственниках, этот блин и был должен вставать комом в горле. А в городах первый «масленичный» блин отдавался нищему, чтобы тот помянул всех усопших.

Ну а в наше время мишек уже никто не задабривает, да и про старый христианский обычай вспоминают нечасто. А вот поговорка прижилась, немного перестроилась на новый лад, да и живет своей отдельной жизнью, обозначая неуспех первого начинания. Вот таков он – первый блин комом!

Кстати ещё одна странность. Вы как говорите, печь блины или жарить? Ведь если когда-то блины именно пекли в печи, то теперь мы их жарим на сковородке. Меняются времена, меняются люди и обычаи, а некоторые выражения так приживаются, что мы даже не задумываемся о их происхождении, а порой они и вовсе становятся крылатыми, но это уже совсем другая история...

источник

  Макошь Дата: Суббота, 15.12.2012, 12:43 | Сообщение # 53

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

СЕКРЕТ ЗДОРОВЬЯ ПРЕДКОВ - В ПРОСТОТЕ


XX-XXI века – время технологий, новых открытий, неведомых ранее фаст-фудов, пепси-колы, джин-тоников, гамбургеров, пиццы и прочего.

А чем же питались наши прадеды в ту пору, когда лучшим способом передвижения была езда на лошади?

Что можно было приготовить в русской печи, кроме щей, каши и хлеба, если топили её один раз в сутки? Тем более что перечень продуктов был невелик: рожь, ячмень, горох, дары леса.

Раньше к еде относились очень бережно, так как она была добыта собственным трудом, ели то, что смогли сами вырастить, переработать, сохранить. Даже ребёнок знал цену хлебу, понимая, каким трудом этот хлеб получен.

Готовили в русской печи, где пища варилась, тушилась, парилась, запекалась без контакта с открытым огнём. Именно благодаря печи пища оставалась горячей в течение всего дня. Отсутствие бурления при варке и повторного разогрева сохраняло максимум питательных веществ. Ввиду отсутствия холодильников готовили столько, чтобы съесть за один день. Поэтому еда была всё время свежей.

В старину люди не знали о белках, но, благодаря разнообразию пищи из гороха, получали их в достаточном количестве. Это и гороховый кисель, гороховые сочни, «горошница». Очень интересно готовили гороховые лепёшки с метким названием «хлопунцы»: гороховую муку расхлапывали со снегом для придания воздушности, на сковороде ставили в протопленную печь – получалась очень вкусная лепёшка.

И детям, и взрослым очень нравилась «каша-повалиха». Она очень проста в приготовлении, так как заваривалась из пшеничной или ячменной муки крутым кипятком из самовара. Ели эту сытную мучную кашу с топлёным маслом.

Широко использовалась ржаная мука. Настоящий ржаной хлеб – почти чёрного цвета, в наше время его не пекут. А он намного сытнее пшеничного.

Очень любили «кислуху» – запеченную в крынке кашу из ржаной муки с добавлением брусники – полезно и вкусно.

Щи (их называли «шти»), сваренные в русской печи на мясокостном бульоне с добавлением этой крупы – сытное и ароматное кушанье, приводившее в восторг отведавших его.

На Вологодчине толокно ели не только с брусникой, простоквашей, но и готовили «суроеху» – красную смородину толкли и перемешивали с толокном.

Люди жили в гармонии с природой и интуитивно находили способы, как справиться с весенним гиповитаминозом. Весной, после таяния снега, на полях после ржи собирали «пестики» – молодые побеги полевого хвоща – и жарили их на топлёном масле.

В конце мая снимали кору с молодой сосны и со ствола срезали балалаечной струной широкими лентами хрустящий ароматный сосновый сок.

Очень питательно и варёное в русской печи молозиво коровы, появляющееся у нее в первые два дня после отёла, – кладезь витаминов. Сколь вкусна эта напоминающая омлет пища с воздушными пузырьками, как у голландского сыра! В деревнях варят его и сейчас.

Питание старались разнообразить: это и заварная капуста, и овсяный кислый кисель, гороховый кисель, «паренка» из брюквы, репы и моркови, различные блюда из грибов и выпечные изделия – всего и не перечислишь. Очень интересно заваривали капусту: в небольшую бочку клали разрезанные на несколько частей кочаны, заливали рассолом, в центр бочки клали раскалённые докрасна камни и покрывали сверху холстом.

Употребляя простую пищу, люди были крепкими, не знали, что такое аллергия, редко болели заболеваниями пищеварительного тракта, практически не встречалось ожирение. Многие доживали до глубокой старости, пережив голод, войну, сохранив физическую активность до преклонных лет. Пища была простой, здоровой и натуральной.

Не в этом ли секрет здоровья и выносливости?

http://rodonews.ru/news_1352454223.html

  Макошь Дата: Понедельник, 04.02.2013, 23:33 | Сообщение # 54

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

Посуда на Руси (часть1.)


1. КУВШИН КРУПНИК

Кувшин крупник (или пудовик) – ёмкость для хранения сыпучих продуктов (15-16 кг.)

2. ЧЕРЕПУШКА

Черепушка – керамическая миска малого размера. Предназначалась для второстепенных блюд – салатов, соленьев и приправ в древней Руси.

3. ОПАРНИЦА

Опарница – керамическая посудина, горшок, в котором готовится опара под кислое тесто. Посуда для подготовки опары и выхаживания теста на пироги, белые булки, блины, представляла собой глиняный сосуд, круглый, с широким горлом и слегка зауживающимися к поддону стенками. С внутренней стороны опарник был покрыт глазурью. Высота опарника колебалась от 25 до 50 см, диаметр горла от 20 до 60 см. Форма была удобна для замешивания опары и теста как рукой, так и мутовкой. Для приготовления опары в теплую воду закладывали закваску (как правило, тесто, оставшееся от предыдущей выпечки), перемешивали с половиной муки, необходимой для изготовления хлеба или пирогов, и оставляли в теплом месте на несколько часов. После закисания опару, если она была предназначена для выпечки ржаного хлеба, перекладывали в дежу, квашню, добавляли муку, месили и, закрыв плотно крышкой, ставили в теплое место. Если опара ставилась для пирогов, то ее оставляли в опарнике, добавляли муку, яйца, сметану, месили и оставляли подходить. В народном сознании слово «опара» осмыслялось как незаконченное, не доведенное до конца дело. При неудачном сватовстве обычно говорили: «С опарой воротились», а если сваты заранее знали, что в сватовстве им откажут, то говорили: «За опарой поехали». Термин бытовал на всей территории России.

4. ПОДОЙНИК (ДОЁНКА, ДОИЛЬНИК)

Подойник – утварь для дойки, представляет собой деревянный, глиняный, медный сосуд с открытым широким горлом, носиком, расположенным в верхней части, и дужкой. Глиняные и медные сосуды имели форму горшка, деревянные повторяли форму ведра с расширенными кверху стенками. Подойник обычно изготавливался без крышки. Свеженадоенное молоко предохранялось от пыли тонкой холщовой тканью, завязывавшейся вокруг горловины сосуда. Молоко, закрытое сразу после дойки крышкой, могло скиснуть. Подойник покупался всегда вместе с коровой. При этом его нельзя было брать голой рукой. Он передавался из полы в полу, из рукавицы в рукавицу, его поднимали с земли, благословясь. Если на новом месте корова не доилась, колдун подойником с водой крестил животному рога, копыта, соски, шептал заговор и опрыскивал водой из подойника. С той же целью наполняли водою до краев все прочие подойники. Подойники были распространены по всей России под разными названиями, образованными от слова «доить».

http://vk.com/rassvetsvaroga

  Макошь Дата: Понедельник, 04.02.2013, 23:38 | Сообщение # 55

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал


Посуда на Руси (часть2)

1. КАШНИК-ГОРШОК

Кашник – маленький горшочек с одной ручкой. Предназначался для жарки и подачи на стол густых (вторых) блюд и каш.

2. ПОЛЕВИК-ГОРШОК

Полевик горшок – полевик, поленик, польник, полюх, полюшек, кувшинчик – керамический сосуд для носки питья в поле.

3. КОРЧАГА

Корчага – глиняный сосуд больших размеров, имевший самое разнообразное назначение: он использовался для нагревания воды, варки пива, кваса, браги, бучения – кипячения белья со щелоком. Корчага могла иметь форму горшка, кувшина с вытянутым, почти цилиндрическим туловом. Корчаги-кувшины имели ручку, укрепленную на горловине, и неглубокий желобок – слив на венчике. В корчагах-горшках пиво, квас, вода сливались через отверстие в тулове, расположенное около донца. Его обычно затыкали пробкой. Корчага не имела, как правило, крышки. При варке пива горловину закрывали холстом, обмазав его тестом. В печи тесто запекалось в плотную корку, герметически закупоривая сосуд. При кипячении воды, бучении белья сосуд закрывали доской после того, как огонь в печи прогорал. Пиво, квас, воду сливали из корчаги через отверстие в нижней части тулова. Корчаги были широко распространены по всей России. В каждом крестьянском хозяйстве их обычно было по несколько штук разных размеров, от корчаг в полведра (на 6 л) до корчаг на два ведра (24 л). 2. То же, что таган. В Киевской Руси 10-12 вв. глиняный сосуд с острым или круглым дном, расширяющийся кверху, с двумя вертикальными ручками у узкого горла. По форме похожа на античную амфору и так же, как амфора, предназначалась для хранения и перевозки зерна и жидкости. Изображения корчаги имеются в древнерусских миниатюрах. Обломки их часто встречаются при археологических раскопках древнерусских городов. На корчаге найденной в Гнездовском кургане, выцарапано слово «гороушна» или «гороухща», т. е. горчичные зерна, горчица. Это слово – древнейшая русская надпись (начало 10 в.). Встречаются и другие надписи. Так, на сосуде 11 в., найденном в Киеве, написано «Благодатнеша плона корчага сия» (т. е. «Благодатна полная эта корчага»). В современном русском языке словом «корчага» обозначается большой, обычно глиняный горшок с очень широким устьем. В украинском языке сохранилось представление о корчаге, как о сосуде с узким горлом.

4. УМЫВАЛЬНИК

Умывальник – керамическая посуда для умывания. Подвешивалась на кожанный ремешок. Изготавливалось в двух вариантах: с одним горлышком и с двумя

5. РЫЛЬНИК

Рыльник – сосуд для пахтанья и перетапливания коровьего масла, представлял собой глиняный сосуд с широким горлом, круглым в сечении туловом, слегка суживающимся к донцу. В верхней части тулова имелся короткий носик – «рыльце» или маленькое отверстие для сливания пахты и растопленного масла. На противоположной носику стороне тулова – длинная глиняная прямая ручка. При пахтании масла в топник наливалась сметана (сливки, прокисшее слегка молоко), которая сбивалась мутовкой. Сбившееся в комок масло вытаскивалось, промывалось, складывалось в глиняный таз. Пахта сливалась в ушат на пойло скоту. При перетапливании топник, наполненный маслом, ставился в хорошо протопленную печь. Растопленное масло сливалось в деревянную кадку. Оставшаяся на дне топника маслянистая творожная масса шла на приготовление пирогов, блинов.

  Макошь Дата: Понедельник, 04.02.2013, 23:42 | Сообщение # 56

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал


Посуда на Руси.(часть3)

1. ЕНДОВА́, ЯНДОВА́ (др.-русск. яндова — возм., из литовск. indas — "сосуд" либо польск. jandula — "кубок")

В средневековой Руси — большой сосуд из дерева, меди или позолоченного серебра, округлой формы, с широким устьем и носиком-сливом.

Иначе — "полуведерная брати́на". Как и братина, ендова использовалась во время пиров для разлива, меда, пива в меньшие сосуды — ковши, чарки, чаши (сравн. кандея; крати́р). Деревянную ендову украшали росписью, металлическую — резьбой, чеканкой, гравировкой с чернью.

2. КАНОПКА

Канопка – глиняный сосуд, выполняющий функции кружки. Псковская губерния.

3. КРЫНКА (КРИНКА)

Крынка – линяный сосуд для хранения и подачи молока на стол. Характерной особенностью кринки является высокое, довольно широкое горло, плавно переходящее в округлое тулово. Форма горла, его диаметр и высота рассчитаны на обхват рукой. Молоко в таком сосуде дольше сохраняет свою свежесть, а при прокисании дает толстый слой сметаны, который удобно снимать ложкой. В русских деревнях кринкой часто называли также глиняные чаши, миски, кружки, используемые для молока.

4. КИСЕЛЬНИЦА

Кисельница – большая миска с носиком. Кисельница – кувшин для подачи киселя на стол. Удобный предмет и для ковша и для половника и для кружки, а также с носиком для слива остатка киселя.

http://vk.com/rassvetsvaroga

  Макошь Дата: Воскресенье, 24.02.2013, 12:09 | Сообщение # 57

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

СЛАСТИ НАШИХ ПРЕДКОВ.


Забытые русские сласти

КУЛАГА

Кулага - почти забытое лакомство. Когда-то - одно из самых любимых на Руси. Кулага применялась от простудных, нервных, сердечных, почечных, желчекаменных, печеночных заболеваниях. Одновременно кулага обладала исключительным сдержанно сладковато-кисловатым приятным вкусом.

Настоящая кулага приготавливается из ржаного солода, ржаной муки и калины, без всяких добавок сладких пищевых продуктов: сахара, меда. Солод разводят кипятком, дают настояться 1 час, затем закладывают вдвое большее количество ржаной муки, замешивают тесто и дают ему остыть до теплоты парного молока (28—25 °С), после заквашивают ржаной хлебной коркой и после закисания теста ставят в протопленную печь (русскую) на несколько часов - обычно с вечера до утра (то есть на 8—10 часов). При этом посуду плотно закрывают и замазывают тестом для полной герметизации. Кулага создается в процессе сдержанного брожения без доступа воздуха со слабым нагреванием. В результате образуются особые ферменты, богатые витаминами группы В, и с активными витаминами калины (С и Р) поразительный эффект «вселечащего» продукта.

ЛЕВАШИ

Постное русское лакомство: толченые ягоды (калина, рябина, малина), высушенные в натопленной печи в виде лепешек. Употреблялись как заедки к чаю, медовухи, сбитню, квасу отчасти - как средства народной медицины против простудных заболеваний и авитаминоза. Аромат летней ягоды - малины, земляники, смородины - в сухих пластах сохранялся долго.

Готовили леваши на специальных левашных досках.

«О левашах всяких ягодах. А леваши ягодные черничные, и малиновые, и смородинные, и земляничные, и брусничные и всяких ягод делать: варити ягоды добре долго, да как розварятся, протереть сквозе сито, да с патокою упарить густко, а паря, мешать не переставая, чтоб не пригорело. Как будет добре густо, то лити на доски, а доска переже патокою помазати, да как сядет; в другие и в третие наливати. А не сядеть от солнца, ино против печи сушить, а как сядет — вертети в трубы».
«Домострой»

ЛЕВАШНИКИ

Но если хозяину руки не для скуки даны, то испечет он с левашами особые пирожки — левашники, маленькие, на два укуса. Эти левашники, печеные или пряженые в масле, частенько упоминаются в сохранившихся перечнях блюд XVI-XVII веков, подаваемых на стол в постные дни. Леваши, приготовленные из ягод и патоки или меда, утратившие излишнюю влагу, идеальны для начинки. Тесто под ними не станет клеклым, зато сама начинка при выпечке слегка подплавится, станет мягкой и ароматной.

ПАСТИЛА

Пастила – старинное русское лакомство, известное с XIV века, в прошлом очень дорогое и труднодоступное. Пастилу на Руси готовили из яблочного пюре, меда и яичного белка. Между прочим, русская пастила исстари экспортировалась в Европу и впоследствии превратилась во Франции в зефир.

МАЗУНЯ

Сладкая масса из редьки с патокой с добавлением пряностей. Крошите корень редьки на мелкие ломтики, и так, чтобы ломтики не касались друг друга, вздеваете на спицы и вывяливаете в печах после печения хлебов, или на солнце. После того, как редька подсушится, потолките и просейте ее через сито, а в это время варите белую патоку в горшочке. Вылевайте патоку в редечную муку вместе с пряностями: с мускатом, гвоздикой, перцем и, ставьте в печь на двое суток, хорошо запечатав горшочек. Эта смесь называлась масюня, она должна быть густая.

Таким же образом на Руси готовили мазюню из арбузов, сухих вишен, привозимых из низовьев Волги в Московию.

КАЛУЖСКОЕ ТЕСТО
Это не тесто, а сладость, рецепт которой утратился в революцию. Известно лишь, что готовили его из сушеных черных сухарей с добавлением меда и сахарной карамели. В наше время удалось найти рецепт этого теста: 2 стакана ржаных молотых сухарей, 1 стакан сахарного сиропа, добавить пряности — корицу, гвоздику, бадьян, кардамон. Получившуюся массу положить в холодильник. На холоде она, похожая на повидло, хранится очень долгое время - до трех месяцев, не портясь.

http://rodonews.ru/news_1360955629.html

  Макошь Дата: Вторник, 09.04.2013, 19:18 | Сообщение # 58

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

Волшебное рукоделие


Одно из самых ярких воспоминаний детства – бабушкин дом весь в вышитых рушниках, скатертях и салфетках. И сама бабушка за вышиванием или вязанием.

В обиходе и одежде не было ничего, не украшенного вышивкой.

Любовь, воплощённая в вещах

Различные узоры, которые несут смысловую нагрузку, цвет и фактура нитей, даже игла – всё это сокровенная древняя магия женского начала в мире.

Но если даже нет таких глубоких знаний, просто вышитая с любовью рубашечка ребёнку или сорочка мужу станет оберегом и щитом от различных жизненных трудностей. Любовь, которая проявляется стежок за стежком, фиксируется и концентрируется (говоря современным языком) сохраняется на годы, не стирается, не исчезает и всегда так же сильна, как в момент вышивания.

При монастырях и церквях были, и есть по сей день, помещения, где собираются женщины и с молитвой вышивают одежду для высшего духовенства, знамёна, хоругви, рушники, которыми покрыты иконы.

Сила вышивки

К сожалению, в городах, с их бешеным ритмом жизни, это волшебное искусство практически забыто. А в спецателье вышивают машинками просто стандартный декор.

Но ведь нам, дорогие женщины, никто не мешает вечером взять иголку, нитку и вспомнить эту женскую магию наших бабушек, ведь в нашей подсознательной или генетической памяти всё это сохранилось.

Ткань – это символ нашего мира. Вышивка – информация о нашей любви и женской заботе. Нитка становится нитью Судьбы, мы вышиваем программу будущего.

Помните из сказок – Фея с волшебной палочкой? Это иголка в Ваших руках и пальцы, собранные щепотью, концентрируют энергию и по игле она стекает в нужные нам образы.

Виноградная гроздь, например, в любых вариантах и в различных сюжетах связывает с родом, предками, притягивает гармонию в семейных отношениях и оберегает маленьких деток от негативного влияния и болезней. Роза – помогает девочке, девушке раскрыть заложенные при рождении обаяние и женственность.

Техника вышивки крестом – с магической точки зрения – самая сильная.

Тонкая шерсть, хлопок, мулине отлично работают при вышивании одежды, скатертей, салфеток, рушников. Картины–обереги сильны при вышивке шёлком с комбинацией люрекса или бисера.

Самая маленькая, но ярко вышитая такая картина должна находиться или в коридоре, или сразу бросаться в глаза входящему в дом. Она впитает в себя негатив и от недоброжелателя, и от завистника, и Ваше плохое настроение, с которым люди часто возвращаются в свой дом с улиц наших мегаполисов. Сюжет такой вышитой картинки: домик, дом в различных вариациях. От замка до хатки с соломенной крышей.

Для ночных сорочек, пеньюаров, постельного белья очень хороша вышивка нежных тонов, гладь, ришелье. Во сне человек беспомощен, расслаблен, и такие, с любовью вышитые предметы, оберегают и охраняют от ночных кошмаров и астральных сущностей.

Сегодня восточная мудрость гармонизации пространства Фэн–шуй уже зарекомендовала себя как очень результативная методика. Но почему-то очень мало внимания уделяется вышивке. А ведь в Китае эта магическая практика очень популярна. Расшитые кимоно, картины, вышитые шёлком – неотъемлемая часть древней восточной традиции.

Вязание и макраме – защита для Вас и Ваших близких

Несколько слов о вязании… Конечно, можно всё купить: свитера, жилеты, пуловеры. Быстрее и проще. Вот только модное, связанное машиной изделие, не имеет души. Но мы всё это носим. Нет времени, устала.

Хотя те женщины, которые продолжают вязать на спицах или крючком, согласятся со мной. Пару петелек, пару рядочков – и уже вечер кажется более уютным, и настроение улучшилось. И сыночку так тепло будет, а мужу любимому «кольчугу» плетём – от начальника-самодура, от конкурентов защита. И, что греха таить – своей любовью от соблазнов и чужих женских глаз прикроем.

Ещё несколько слов о технике макраме. Это практически наузы – древняя узелковая магия. Желание, настроение, мысли завязанные узелками и живущие в вашем доме в виде абажура на торшер, панно, сумочки, пояса – являются реально работающей женской магией.

«Каждая женщина – ведьма» – и в шутку, и всерьёз, и в разных вариантах звучит эта тема в Интернет и в телепрограммах. Да, каждая ведает – даже если не знает.

Избавьтесь от печалей, занимаясь рукоделием

Рукоделие – руками делаем: тепло и заботу, любовь и гармонию. Взываем в себе всё женственное и магическое от матушки природы, что изначально в женщине заложено. Но немного забытое под пластами неразумного эмансипированного общества. Бизнес–леди или руководитель крупного предприятия, возвращаясь домой, должна вспомнить своё исконно женское предначертание.

Появились какие–то проблемы? Кризис в семье? Муж стал в командировки часто ездить? Купите шерсти и свяжите свитер из своей любви, на носовых платках – вышивайте дубовые листочки шёлком… Это намного результативней, чем закатывать скандалы и отслеживать телефонные сообщения на мобильнике любимого. Самое главное – иметь наше женское желание создать своими руками гармонию. А всё остальное приложится.

Пяльца и спицы, шерсть и шёлк, магические орнаменты и душевное равновесие – вот и всё, что требуется для таинственного действия.

Только не забывайте – если путается или рвётся нитка, сами по себе появляются узелки – отложите вышивку или вязание. Раздражение или плохое настроение само полотно не принимает и негативную энергию запечатывать не хочет.

источник

  Макошь Дата: Суббота, 27.04.2013, 17:16 | Сообщение # 59

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

Почему первый приём пищи называется завтраком


Почему первый приём пищи называется "завтраком" и какое отношение это слово имеет к происхождению слова "завтра"?

Завтраком называется первая трапеза после утреннего пробуждения.

Завтрак в Древней Руси назывался "заутрок", то есть то, что съедается "за утра", в течение утра. Изначально "за утра" писалось раздельно, но позже предлог и существительное слились в одно слово.

Так, в стихотворении Пушкина "Андрей Шенье" мы видим: "Заутра казнь, привычный пир народу…"

Последующая эволюция "заутра" связана с превращением полугласного (в данном случае) звука "у" в звук "в". После чего ударение в слове, естественно, не могло остаться на прежнем месте и сместилось на первый слог: "завтра".

"Заутрок" превратился в "завтрок" или "завтрык", пока не принял привычный для нас облик: "завтрак".

Со временем, "за утра" приобрело значение "на другое утро", а потом и "на другой день", а первоначальное значение утратилось. Так, вероятно, появилось и само слово "завтра".

Добавим, что в некоторых частях Руси "завтрак" назывался также "перехваток", а на юге России – "снеданье" или "ранний кус".

Завтрак считался быстрой, скорой, небольшой по объёму и количеству закуской - обычно кусок хлеба с салом и луковица, стакан молока или кваса и приходился вначале на 6-7 часов утра. Ввиду этого в 11-12 часов устраивался так называемый второй завтрак.

Начиная с середины XIX века количество пищи, приходящейся на завтрак, всё более возрастает, завтрак начинает включать горячие блюда, а с XX века диетологи уже начинают рекомендовать на завтрак относить до 35% всей принимаемой в день пищи.

источник

  Макошь Дата: Вторник, 25.06.2013, 21:32 | Сообщение # 60

Мыслитель

Группа: Админы

Сообщений: 20642

Статус: Убежал

Обычай коллективной помощи в русской деревне


С давних пор у народа существовал мудрый обычай помощи друг другу в различных работах: при строительстве дома, жатве, покосе, обработке льна, прядении шерсти и т.д.

Коллективную помощь устраивали в разных случаях. Обычно всем миром помогали вдовам, сиротам, погорельцам, больным и слабым: Ну какая-нибудь баба с мал мала меньше ребятами не успеет сжать, соберут ей помочь, и всем миром бабы дожнут (Ярославский областной словарь). Такая помощь проводилась по решению сельской общины.

Община, как вы помните из истории, руководила всей жизнью деревни: хозяйственной, общественной и даже семейно-бытовой. Крестьянин, нуждающийся в помощи, обращался к сельскому сходу. Но чаще бывало так, что он сам приглашал («созывал») людей на помощь, обращаясь не ко всей общине, а к родственникам, соседям.

Помощь могла быть организована и иначе. Так, соседи договаривались по очереди помогать друг другу в разных видах работы, например, рубить капусту. А капусту в деревнях квасили в больших количествах, потому что семьи были многолюдными. Также по очереди вывозили на поля навоз, который накапливался на дворах за холодное время года. Это было хорошее и, как мы теперь говорим, экологически чистое удобрение.

Помощь в первую очередь распространялась, конечно же, на работы тяжелые, трудоемкие, где одной семье не справиться: строительство, перевозку избы, починку крыши, а также срочные: до дождей убрать урожай, скосить сено, выкопать картошку.

Таким образом, общественную помощь условно можно разделить на три основных типа:
1) благотворительную – крестьяне всей деревней работали на сиротские, вдовьи или просто маломощные хозяйства, помогали миром погорельцам;
2) «в отработку» – соседи договаривались по очереди помогать друг другу, т.е. происходил обмен работниками;
3) одноразовую – хозяину необходимо было в один день завершить определенную работу.

Обычай безвозмездной коллективной помощи широко известен у многих народов Европы и Азии: украинцев, белорусов, сербов, хорватов, македонцев, венгров, голландцев, бельгийцев и других. Подобный обычай, касающийся народов Кавказа, описан в известном Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (СПб., 1901. Т. ХХХIII. С. 439). То, что коллективная помощь носит универсальный (всеобщий) характер, закономерно и понятно – во все времена люди не могли жить и выживать без взаимовыручки.

Помощь, как правило, устраивалась в воскресные и праздничные дни. Помогавшие приходили со своими орудиями труда, инструментами, если нужно – лошадьми и телегами.

После работы хозяева угощали тех, кто помогал. Перед застольем все переодевались в нарядные одежды, которые специально брали с собой. Итак, труд закончен, наступает время настоящего праздника. Недаром во многих местах России помочь, или толоку (так называется этот древний обычай в русских говорах), «играли», «справляли». Вспомним выражения: играть свадьбу, справлять новоселье: в деревне это означало устраивать целое праздничное действо, состоящее из нескольких обязательных частей.

Так и при устройстве помощи: прежде всего хозяин или хозяйка заранее приглашают людей на помощь, обходя каждый дом; в назначенный день утром все собираются вместе, распределяют обязанности, потом следует непосредственно работа, а завершает все веселое гулянье. Как видим, это не обычная работа, а труд для другого, в пользу кого-то, остро нуждающегося в помощи. Именно поэтому ее было разрешено проводить в те дни, когда по церковным и мирским правилам работать запрещалось. Люди с радостью принимали приглашение и с охотой трудились.

Интересно, что в некоторых деревнях обед или ужин, завершавший помощь, должен был традиционно состоять из 12 блюд. Это делалось для того, чтобы каждый месяц «получил» свою порцию, а следовательно, весь год был «накормлен», задобрен. В этом виделось и благополучие самих хозяев. После ужина затевались игры, пляски, молодежь каталась по деревне на лошадях, распевала песни и частушки. Вот одна из них:

У мило‘го будет по‘мочь,
Хоть дожжи‘т, да по‘йду жать,
Ненадо‘лочно прикинусь,
Как он будет уважать.

Поясним некоторые необычные для литературного языка слова: мило‘й – парень, с которым девушка дружит, ухажер; по‘мочь – название обряда в большей части русских диалектов; дожжи‘т – идет затяжной дождь; жать – убирать вручную (серпом) зерновые культуры с поля; ненадо‘лочно – ненадолго.

В зависимости от характера работы помощь разделялась на мужскую (строительство дома, перекрывание крыши, установка глиняной печи), женскую (обработка льна, прядение шерсти, жатва, уборка избы) и общую, в которой были заняты мужчины, женщины, молодежь и даже дети (вывоз навоза, косьба).

Надо сказать, что обычай до сих пор существует в некоторых русских деревнях. Об этом свидетельствуют материалы диалектологических экспедиций, в частности экспедиций, проводимых ежегодно специалистами Института русского языка им. В.В. Виноградова Российской академии наук и экспедициями гуманитарного факультета лицея «Воробьевы горы».

Как правило, помощь устраивали «обыденщиной», или «обыденкой», т.е. «об один день». Это значит, что работа начиналась и завершалась в течение одних суток. Приведенные слова – «обыденщина», «обыденка» – мы находим у В.И. Даля в словарной статье «Обыденный». Обыденными бывают и церкви: церковь-обыденка. Такая церковь строилась всем миром за один день.

Церковь или дом, построенные за один день, по представлениям наших предков, были защищены от воздействия нечистой силы. Иногда обыденные церкви строились по обету (обещанию, данному Богу, Богородице, святым) во время эпидемий или в благодарность за спасение после какого-то бедствия. Во многих местах есть подобные храмы, в Москве, например, есть церковь Ильи Обыденного (первоначально она была деревянной, а теперь каменная).

Самым распространенным из названий помощи является по‘мочь (по‘мочи – мн. число). Так говорят на большей части территории центра европейской части России. На западе, в псковских, смоленских, брянских, курских говорах, такой обычай именуется толоко‘й, причем ударение может быть на разных слогах: чаще толокa‘, реже – толо‘ка, то‘лока. Обряд сохраняется и в южнорусских диалектах: Хату строим толокой, усе суседи помогають. Подобные названия широко распространены и в других славянских языках: белорусском талакa‘, украинскомтолокa‘, болгарском тлакa‘, сербохорватском тла‘ка, словенском tlaka, польском tloka.

Этимологически эти наименования родственны глаголу толочь ‘давить’, от которого образованы и слова толчея, толкотня, сутолока (скопление народа). С ними по значению соотносима итолока – работа, в которой принимает участие много народа. В отдельных деревнях были свои, нигде больше не встречающиеся названия с этим корнем: нa‘толка (в Рязанской обл.), o‘толокаи су‘толока (в Тверской обл.), толкa‘ч (в Нижегородской обл.). Участников обряда, помогавших в работе, называли исходя из названия помощи, соответственно, толочa‘нами (толочa‘не) и помочa‘нами (помочa‘не).

Кроме двух основных, употребляются и менее распространенные именования: посо‘бье, подсо‘ба, подсо‘бка, пособле‘нье, пособлю‘шки, пособля‘нки от глагола пособи‘ть ‘помогать’, который считается устаревшим и просторечным. Этимологически он восходит к местоимениюсебя/собой, в других славянских языках рассматриваемый глагол известен в значении «действовать, производить». От него же образовано существительное способ.

Кроме по‘мочи, известны и другие названия от глагола помогать: помо‘га, по‘мога, подмо‘га. Они употребляются не часто, лишь в отдельных русских говорах. В ярославской деревне записано: Толпа окружных мужиков за помо‘гу ждала угощения. «Косил я здорово, на помо‘ги всегда меня звали», – рассказывал уроженец алтайской деревни.

На юге от Москвы, в Орловской, Курской и Рязанской областях, встречается название себра‘, редкое для описываемого обряда. Скорее всего оно означало соседскую помощь и образовалось от слова сябё‘р (варианты – себёр, шабер, сябр) – ‘сосед, товарищ, член общины’, известного в южнорусских, белорусских и украинских говорах, а также в других славянских языках.

Перечисленные термины обозначают любой вид помощи вне зависимости от характера работы. Когда нужно было назвать конкретную работу, использовали определение: капустная толока, навозная толока, льняная толока, помолотная помочь, льняная помочь, избяная помочь и под.

Однако во многих говорах существовали специальные названия для каждого из видов работ. Подробнее остановимся на них.

 

Источник: http://cosmoforum.ucoz.ru/forum/56-445-4



Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин фото



Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Рецепт сливочного пирога с кардамоном для задабривания мужчин

Читать далее:

Рецепт пиццы в духовке с сыром и грибами

Дрожжевое тесто для пирогов с начинкой с фото

Печенье без выпечки с фото иами

Корневой сельдерей с яблоком салат

Рецепт мясо из телятины в духовке с фото




Читать похожие новости

  • Как сделать заливку на торт из желатина и
    Заяц в мультиварке приготовить
    Цветная капуста с яйцом на сковороде с фото
    Пропитка для бисквита шоколадная
    Приготовить самое простое тесто
    Аджика из перца и помидоров
    Что нужно в шарлотку
    Рецепт с фасолью закуска на зиму
    Рецепт ажурных блинов на кипятке с молоком
    Лимонный торт из песочного тесто